Возврата НДС три года ждут?

Русранд 3.08.2020 17:04 | Экономика 29

В предпринимательской среде придумали свою, иронично-печальную, расшифровку аббревиатуры НДС: «Навигатор Долгих Санкций». А это значит — проблема действительно масштабная. Предприниматели жалуются на массовые задержки в возмещении налогов со стороны государства.

Государство помогает малому бизнесу только на словах, а на деле — волком на него смотрит. Такой вывод делают предприниматели, столкнувшиеся в период кризиса с массовыми задержками в возврате НДС. По рассказам участников рынка, налоговики изыскивают любые возможности, чтобы не выплачивать положенное вовремя — разумеется, в рамках закона. А закон таков, что можно ждать у моря погоды много месяцев, если не лет (бывали и такие случаи). С высоких трибун произносятся правильные речи о необходимости поддержки предпринимательства, а на низовом уровне в беседах не под протокол прямо говорят о якобы спущенной сверху установке — никому ничего не возмещать. И лучше, чтобы предприниматели вообще забирали назад свои заявления на возврат НДС. Так кто же врет? И почему крайним опять оказывается бизнес?

Возврат НДС и прежде был операцией, которая осуществлялась со скрипом. Но то, что творится в этом году, напоминает катастрофу. Задержки — серьезные. И психологический нажим на предпринимателей — гораздо сильнее, чем раньше.

Налоговый кодекс дает органам ФНС два месяца на проведение камеральной проверки по заявлению коммерческой организации на возмещение НДС. Проверка может быть продлена до трех месяцев, «если установлены признаки, указывающие на возможное нарушение законодательства о налогах и сборах». Ключевое слово здесь — «возможное». «Хайли лайкли», как говорится.

Так вот, по оценкам экспертов, до 2020 года проверки продлевались до трех месяцев, то есть, по сути, искусственно затягивались, в 75 — 80 процентах случаев. А сейчас, по наблюдениям бизнес-сообщества, — чуть ли не в 100 процентах. Конкретные цифры неизвестны. Статистику продлений проверок обнаружить не удалось. Вряд ли она вообще существует. Хотя это очень важный показатель. Ведь с помощью решений в режиме «хайли лайкли», которые принимают налоговые органы, тормозится, стопорится бизнес.

Зато на официальном сайте ФНС имеются очень наглядные статданные о количестве камеральных проверок за последние годы. Это увлекательнейшие цифры! К примеру, в 2019-м, докризисном, году, к 1 июля было проведено 29 673 905 камеральных проверок. А в 2020-м, при всей его коронавирусной специфике, к 1 июля их состоялось уже 31 550 168.

Понятно, что далеко не каждая камеральная проверка связана с возмещением НДС, но рост впечатляющий, не правда ли? И это при том, что количество фирм в России с прошлого года серьезно сократилось. По данным на 26 июля 2020 года, в стране зарегистрировано 3 598 489 юридических лиц — это на 141 тысячу меньше, чем в конце 2019-го.

Премьер-министр Михаил Мишустин, выступая с отчетом о работе правительства в Госдуме, заявил, что огромное количество проверок, которые якобы проводит ФНС, — это миф.

«По количеству выездных проверок мы, наверное, меньше всех в мире проверяем в расчете на одного налогоплательщика, — сказал Мишустин. — Например, проверочная нагрузка в Евросоюзе — 3 процента. Проверяют 3 процента из тех, кто есть. А в России это — ноль-ноль с чем-то. У нас из тысячи налогоплательщиков проверяются два. А в малом бизнесе вообще проверяется один из пяти тысяч». И опять же, как в случае с текстом Налогового кодекса, — одно слово меняет всё. В речи Мишустина это слово «выездные». Действительно, выездных проверок проводится очень мало. За первое полугодие 2020-го их было всего 1671 — на всю Россию, да еще и с учетом проверок индивидуальных предпринимателей. Ну, а про камеральные, как и про ситуацию с возмещением НДС, премьер, ранее возглавлявший Федеральную налоговую службу, скромно умолчал.

А между тем по мотивам подобных проверок можно нового «Ревизора» писать — настолько колоритен их сюжет. Одна из таких историй активно обсуждается сейчас в предпринимательском сообществе Петербурга.

Это история о 30 томах проектной документации, которые местная налоговая затребовала у коммерческой организации в рамках камеральной проверки заявления на возврат НДС. В Полное собрание сочинений В.И.Ленина были включены 3 тысячи исторических документов. А в проектной документации, затребованной налоговиками, их даже больше.

Будет ли кто-то читать эти тома? Или хотя бы листать? Вопрос риторический. Но тогда — зачем? Чтобы изобразить бурную деятельность? Чтобы иметь формальный повод для продления проверки?

Компания, о которой идет речь, осуществляет большой и важный для городской инфраструктуры инвестиционный проект на выявленном объекте культурного наследия. В соответствии со статьей 149 НК РФ, работы по сохранению внешнего облика такого объекта освобождены от налогообложения. И действительно, подрядчики, которые проводят работы, затрагивающие предметы охраны (например, замена перекрытий, пробивка отверстий в исторических стенах, ремонт фасадов, а также проектирование, авторский и технический надзор), работают без НДС. Но те, кто занимается инженерией (прокладывают коммуникации, устанавливают оборудование), то есть никакого отношения к сохранению объекта культурного наследия не имеют, работают с НДС. Его и пытается возместить инвестор.

Казалось бы, ситуация простая и очевидная. Абсолютно прозрачная с точки зрения закона. Но — только не для проверяющих органов. И тут они показывают себя во всей бюрократической красе.

Ведь какова на самом деле главная цель любого бюрократа? Создание хаоса и неразберихи, чтобы «подданные» были дезориентированы и даже не думали качать права. Любая власть должна держать народ в изумлении, как писал классик.

И вот сначала в ответ на запрос компании, может ли она заключать по объекту культурного наследия любые договоры — как с НДС, так и без НДС, используя льготу, предусмотренную статьей 149 НК РФ, начальник местной налоговой инспекции присылает официальное письмо (на бланке, с подписью), из которого следует: да, может. А потом, когда дело доходит до возмещения НДС, начинается непонятный спектакль: проверяющие от ранее присланного ответа… открещиваются.

«Письмо? А что, было какое-то письмо?»

«Да вот же оно!»

«Хм, действительно. Ну, вы не обращайте на это письмо внимания».

«Но ведь оно подписано начальником ИФНС!»

«Ну и что? А вдруг человек, который его готовил на подпись, уже уволен?»

Ясность и четкость регулирования — ключевые условия, при которых бизнес в России будет развиваться. Но когда позиция «проверяльщиков» меняется вот с такой скоростью, это — гибельное поветрие для любого бизнеса.

Идет натуральная игра в прятки: тот ответ был «плохой» и «неправильный» — вот вам новый. Но это же не детский сад, это — налоговая инспекция!

В прошлый раз, когда компания подавала заявление о возмещении НДС за IV квартал 2019 года, деньги вернулись на счет на пятый месяц. Возмещение за I квартал 2020 года, видимо, придется ждать еще дольше: на днях срок проверки, разумеется, была продлен до трех месяцев. Хватит ли этого времени, чтобы осилить 30 томов?

На самом деле задержка в возврате НДС — это серьезные дополнительные расходы для любой фирмы. Речь не только о привлекаемых юристах и налоговых консультантах. В отсутствие своевременно поступивших денег увеличиваются материальные затраты инвестора, происходит фактическое удорожание кредитных средств.

Речь идет, по сути, о косвенном налоге. Как в этой ситуации планировать бизнес? Возможно, «проверяльщикам» кажется, что они отстаивают интересы государственной казны, но это — иллюзия. В условиях затягивания решений по возврату НДС происходит торможение бизнеса, а если бизнес не развивается, значит, и налогооблагаемая база не будет расти. Меньше база — меньше налогов в будущем. Это элементарная математика! К тому же на лишние во многих случаях проверки тратятся не только силы и средства ФНС, но еще и привлекаются эксперты, специалисты узкого профиля. То есть деньги расходуются по обе стороны «фронта», как будто в стране их слишком много. Правительственные чиновники при этом всеми силами демонстрируют либеральный подход к налогоплательщикам.

«Налоговая служба к малому бизнесу давно не подходит», — заявил в своем выступлении перед Госдумой премьер-министр Михаил Мишустин.

«Вместо репрессий должны быть технологии», — сказал в памятном интервью Познеру новый глава ФНС России Даниил Егоров.

Но либо эти сигналы являются пустыми (нулевыми) декларациями, либо они не проходят сверху вниз, либо внизу — в налоговых инспекциях на местах — плевать хотели на мнение своих руководителей.

В итоге доверие к тем же Мишустину, Егорову, если оно у кого из предпринимателей и было — как к новым лицам во власти — растворяется, уходит во Вселенную. Потому что на практике люди зачастую сталкиваются с налоговиками, которым больше пойдет форма НКВД.

«Как вы познакомились с подрядчиками?» — такой вопрос услышали при камеральной проверке заявления на возмещение НДС представители петербургской компании, о которой мы уже упоминали в этой статье.

А дальше идут проверки каждого подрядчика до седьмого звена — словно до седьмого колена. Объясняют: «Раньше только до третьего звена проверяли, но этого мало. Наверху требуют».

Работа останавливается — все заняты только общением с ИФНС и предоставлением документов. Подрядчикам звонят по мобильным телефонам и приглашают на беседы — не поймешь, то ли официальные, то ли нет.

Включается презумпция виновности — вот что в этом самое гадкое. Предприниматель всегда неправ — такой девиз читается в глазах «проверяльщиков». Бизнесмена воспринимают как врага. В каждом звене ищут «схему» («схема» — слово ругательное). Не находят — и еще с большим подозрением начинают относиться к объекту проверки.

На самом деле мошеннические «схемы» уже давно никто в России не применяет — разве что только самые отмороженные. Потому что изменились времена, да и цифровизация сыграла свою роль: у налоговиков все проводки — как на ладони. И предприниматели, которые обращаются за возмещением НДС, — в абсолютном большинстве своем честные люди.

Но подход к ним — как к потенциальным преступникам. «Бизнесмен? Торгаш? Значит, жулик в сознании народа». В таком духе высказалось полгода назад первое лицо о предпринимателях. И ровно такое отношение встречают люди, создающие экономическое благополучие страны и рабочие места, во многих официальных инстанциях.

У большинства предпринимателей есть убежденность (возможно, неправильная, но основанная на собственном горьком опыте): если налоговики делают благо для бизнеса — то с большим трудом, а если появляется возможность применить карательные меры — то с огромным энтузиазмом и даже удовольствием. И еще одно впечатление: все государственные органы — не только налоговики — в последние годы пытаются регулировать не рынок (как должно быть), а бизнес. Происходит опасная подмена понятий. Проблема здесь ментальная, почти неразрешимая. Для большинства чиновников, радостно возрождающих в России XXI века старый советский Госплан, частный бизнес — вовсе не двигатель экономики. Это — некая структура-паразит. Таракан, влезший на их госмонопольную кухню. Дустом его, дустом!

Можно предположить, что Мишустин, Егоров — они другие, им такой подход не по душе. Но пока что ничего, кроме речей о необходимости бережного отношения к частному бизнесу в России, предприниматели от них, увы, не слышат и не видят.

Очевидно, вышеназванным господам, с учетом имеющейся у них власти, нужно энергичнее проводить свою линию на местах. Начать хотя бы с наведения порядка со сроками камеральных проверок по заявлениям о возврате НДС. Два месяца должны быть правилом, а три — редким, единичным, исключением. Ведь дошло уже до того, что в предпринимательской среде придумали свою, иронично-печальную, расшифровку аббревиатуры НДС: «Навигатор Долгих Санкций». А это значит — проблема действительно масштабная.

Ну, а пока на низовом уровне, в местных налоговых, постоянно повторяются слова: «Мы-то хорошие, просто начальство из Москвы требует показателей». Это так удобно — валить всё и всегда на начальство. А самим сидеть на тридцати томах.

И последнее. Конечно, при любом негативном раскладе у предпринимателя есть предоставленная законом возможность обратиться в суд и обжаловать действия и решения налоговиков. Но судебная система — все-таки тоже часть государственной машины.

Выигранные процессы против налоговой — сейчас большая редкость. И вряд ли это можно назвать случайным совпадением. Очень может быть, что все судебные отказы предпринимателям уже запланированы. Согласно плановым показателям ФНС России на 2020 год, отношение сумм требований, рассмотренных судами в пользу налоговых органов, к общим суммам по судебным спорам с налогоплательщиками должно составить не менее 75 процентов. Документ завизирован министром финансов Силуановым. Вот, собственно, и всё, что нужно знать о правах бизнеса в нашей стране.

Источник


Авторы: Алексей НиколаевВиктор Иванцов / интернет-журнал «Интересант»

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю