Почему «поколение снежинок» — это не «поколение снежинок»

anlazz 20.06.2021 13:03 | Альтернативное мнение 54
Фото отсюда

Встретил вчера в очередной раз в очередном жежешном посте очередные же возмущения по поводу «поколения снежинок». Дескать, современные дети слишком «залюбленные», сформированные в результате гиперопеки со стороны родителей — и посему слишком неприспособленные к реальной жизни. В том смысле, что они неспособны переносить боль и страдания, предпочитая отказываться от всего, что приносит данные вещи. И при этом — навязывать свое мнение окружающим.

Этот момент: с одной стороны — выбор исключительно «легких» стратегий, не требующих значительных усилий, концентрации и лишений, но с другой стороны — поразительно эффективный, если принимать точку зрения «борцов со снежинками», разумеется, выглядит очень странным. Разумеется, если сменить точку зрения с известной консервативной концепции «балованных детей» на что-то более рациональное. (Рациональное тут понимается в смысле «относящееся к реальности», а не к стандартным конструктам, существующим в общественном сознании.)

Ведь что тут получается? А получается, что эти самые «балованные дети» с необычайной легкостью решают сложнейшую социальную задачу, состоящую в том, чтобы навязать свои взгляды остальным. Причем, навязывают ее людям, имеющим на порядок больший опыт, значительные связи с окружающими, наконец, гораздо более высокий социальный статус. По крайней мере, такая картина вырисовывается при принятии «правой картины мира», в которой студенты-«снежинки» изгоняют «консервативных профессоров». Конечно же, это выглядит подозрительно.

Разумеется, ситуации бывают разные. И профессора, кстати, тоже. В том смысле, что довольно часто последние имеют не очень хорошие отношения с руководством вузов, а так же другими преподавателями. И поэтому эти самые руководители и иные преподаватели, не имея возможности так просто избавиться от тех или иных сотрудников «просто так», выискивает любые поводы для разрыва контрактов. Возмущения студентов — понятное дело — сюда прекрасно вписывается. Впрочем, можно пойти еще «глубже», и признать, что в современном западном образовании — причем, не только высшем — существует очевидная тенденция к упрощению и удешевлению при формальном развитии. Т.е., количество «часов», даваемых обучаемым, становится больше, но «наполнение» их — уменьшается.

Собственно, пресловутое введение «гендерных» и «толерантных» наук при уменьшении разнообразных математик, химий и физик, прекрасно вписывается в данное направление. В том смысле, что формально тут можно говорить о «развитии в соответствии с современными потребностям». А реально — о том, что учебные заведения изначально выпускают людей, не имеющих особых перспектив в трудоустройстве. И им, по большому счету, все равно, что учить: историю «расовых страданий» цветных, то, что каждый человек может произвольно выбирать один из 99 имеющихся «гендеров» — или, скажем, законы Кирхгофа или распределение напряжений в двутавровой балке. Поскольку даже с последним знанием в современной экономики «развитых стран» делать особенно нечего.

Это в 1950-1980 годы личность с инженерным (или, скажем, химическим) дипломом могла ставить условия своим работодателям, поскольку инженерные системы развивались очень активно, и специалисты требовались в огромном количестве. Сейчас же даже сами представители западных государств признают, что молодежь никто нигде не ждет. И что, в лучшем случае, им удастся пристроиться в офис «перекладывателем бумаг», причем, за это им придется хорошенько поконкурировать со множеством претендентов, а потом еще и выдерживать разного рода издевательства, вроде пресловутых «тренингов» и «корпоративной культуры». Поскольку в худшем их ждет вездесущий «Макдональдс», а то и получение пособий по безработице. В подобном случае изучать пресловутый сопромат действительно оказывается незачем. Уж лучше просто «клево провести время» — в том числе и путем пресловутого активизма. Впрочем, активизм действительно может рассматриваться, как реальный социальный лифт: ужесточение грызни между «экономическими субъектами» порождает тут определенное количество «рабочих мест».

То есть, получается, что основной проблемой — которая определяет поведение современных молодых людей — оказывается проблема экономики. А точнее — проблема производственной системы развитых стран, переживающих период деиндустриализации. Причем, если ранее тут делались еще попытки выдать порок за добродетель — в смысле, считалось, что речь идет о «международном разделении труда», при котором эти самые развитые страны получают себе «самые вкусные куски» в виде НИОКР и управленческой работы, то теперь становится понятным, что и эти места теряются с катастрофической быстротой. И что теперь даже «офисный планктон» становится не нужным: разного рода «южноазиатские страны» теперь заводят собственные офисы. И западный капитал принимает подобную ситуацию — поскольку это ему (пока) выгодно.

Ну, а западная молодежь оказывается перед угрозой тотальной безработицы, при которой чуть ли не единственной возможностью «выбиться в люди» становится путь гендерного или расового активиста. (На самом деле, кстати, в последние годы и западный бизнес начал ощущать проблемы от данной ситуации — но в данном случае это не меняет сути.)

Таким образом, можно сказать, что реальная причина «аномального» — с т.з. консерваторов — поведения «поколения снежинок» состоит отнюдь не в том, что последние росли в сверхблагоприятных условиях. А, скорее, наоборот — в том, что современное «западное общество», по существу, не может ничего дать данному «поколению» в смысле жизненных перспектив. И никакое ужесточение воспитания — вплоть до введения телесных наказаний, о которых так сладко мечтают консерваторы — на самом деле изменить данную ситуацию не может. Поскольку перестроить экономику с «возвратом» реального производства на благословенный Запад оказывается невозможным. Вон Трамп пытался это сделать — и получил очевидную неудачу. (Собственно, его «отставка» — в смысле, непереизбрание — вытекает именно из того, что западная элита поняла невозможность указанной политики.)

Причем — что забавно — свершить указанное «возвращение промышленности», судя по всему, не получится даже при резком опускании зарплат работников. Поскольку процесс деиндустриализации давно уже перешел в неуправляемое состояние. И даже при большом желании придется «начинать все с начала» — и это при том, что конкуренты из ЮВА уже «отхватили» себе практически весь «производственный цикл». А ведь есть и еще огромная проблема в виде «финансовых пузырей», в которые давно уже превратился весь западный «большой бизнес» — и «лопнуть» их не получится, т.к. сама власть капитала сейчас покоится на данных «пузырях». (Т.е., при попытке сделать реальную экономику привлекательной вдруг окажется, что ВВП т.н. «развитых стран» крайне мал. И что большая часть его «гигантов» — скажем, тех же «айтишных компаний» — не стоит почти ничего. Равно, как ничего не стоят те же соцсети, медиагиганты и т.п. вещи.)

Вот такая вырисовывается «загогулина» — в смысле, положение, полностью обратное тому, что любят рисовать консерваторы. Поскольку в действительности не «полностью избалованное поколение» пытается выжить «последних нормальных людей» — как это любят рисовать сторонники «традиций». А наоборот: лишенные большей части жизненных перспектив молодые люди вынуждены участвовать в очень жесткой борьбе за место в жизни. Ради чего, например, они «меняют свой пол» — поскольку сейчас «трансгендерные личности» имеют значительно больший шанс на «жизнеустройство», нежели личности с нормальной половой идентификацией. (О том, почему так происходит, надо говорит отдельно. Пока же можно только сказать, что связано это с уже помянутой борьбой «экономических субъектов», в рамках которой и используются разного рода «активисты».) То есть, они реально превращаются в инвалидов со сбитой «гормональной настройкой» организма. (Если даже дело не доходит до хирургических операций.)

Разумеется, обществу все это подается совершенно иначе: как «необычайная свобода идентичности» — но это именно что подача. Сиречь — реклама-пропаганда, которая тщательно обходит любые экономические предпосылки всего происходящего. (А точнее — обходит любые производственные предпосылки, полностью «скрывая во тьме» тему материального производства.) То же самое относится, например, к «расовым проблемам» — которые состоят в том, что представители «цветных рас» фактически загоняются в «гетто». Т.е., особые районы проживания, в которых считается нормой не работать, а жить за счет пособий и преступной деятельности. Разумеется, для правых не существует сомнений в том, что «цветным» это нравиться, и что сменить образ жизни они никогда не смогут. И вообще, вору, наркодилеру или многодетной мамаше «на пособии» живется лучше, чем инженеру или квалифицированному рабочему.

Но на самом деле это не так. И те же «цветные» еще относительно недавно — в 1950-1970 годах — совершенно добровольно и с радостью переходили в указанные категории (в рабочих и инженеров). Составляя, кстати, немалую долю обитателей современного «Ржавого пояса» — который тогда был «стальным». Но сталь — как уже не раз говорилось — вдруг оказалась не нужна стране, которая решила прожить остававшуюся жизнь за счет печатания долларов. И дети бывших металлургов, слесарей, докеров вынуждены были «осваивать» профессии продавцов наркотиков, уличных грабителей, проституток и получателей пособий. С пониманием того, что как раз данное положение «на всю жизнь». (Есть, конечно, альтернатива в виде «прекарной занятости» за малые деньги безо всяких прав. Но даже ее надо найти.)

На этом фоне известное отношение «цветных» к существующему порядку — а точнее, полное отрицание ими этого «порядка» — не выглядит чем-то странным. Скорее наоборот: странным выглядит то, что этот самый «порядок», вообще, имеет каких-то сторонников. Впрочем, деградация западного бытия происходит «слоями» — что раскалывает общество, обеспечивая данному курсу определенную поддержку. Но сути процессов данная особенность, конечно же, не меняет.

Впрочем, по проблеме деградации надо писать уже отдельно. Тут же — завершая разговор о пресловутых «снежинках» — можно только еще раз подчеркнуть то, что данная тема прекрасно показывает, насколько современный «господствующий дискурс» оказывается неспособным к конструктивным решениям. В том смысле, что усиленно «перегоняя» все стоящие перед современным обществом вопросы в «психологическое поле» — где и существуют эти самые «снежинки», как интеллектуальный конструкт — правое мышление, фактически, закрывает себе возможность найти их решение. (Которое лежит, прежде всего, в области общественного производства.) Вместо этого же создается возможность для … пресловутого нытья на тему «несовершенства молодежи» (или еще кого), которым правые забивают весь Интернет. Тем самым приобретая все те недостатки, которые они приписывают своим «противникам».

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора