Первая Европейская газовая

Анатолий Евгеньевич Несмиян Русранд 5.12.2019 16:06 | Экономика 31

ЕВРОПЕЙСКИЙ РЫНОК. ТЕНДЕНЦИИ

Отраслевой телеграм-канал дал весьма пессимистичные оценки цен на газ на европейском рынке с динамикой и прогнозом. Суть в том, что цены стремительно падают, и пока нет никаких объективных показателей к тому, что они хотя бы остановятся в своем снижении. Основной фактор, давящий на цены — увеличение поставок сжиженного газа из США и Катара.

Ключевым показателем роста объемов СПГ является падение цены на крупнейшем терминале Европы Title Transfer Facility (TTF) в Нидерландах. Оно составило 57% только за этот год и достигает 110–120 долларов за 1000 кубометров. Газпром пока продает газ дороже, но это связано с особенностями долгосрочных контрактов, которые не привязываются к текущим ценам на СПГ с немедленной поставкой.

Это и плюс, и минус таких договоров — ранее СПГ продавался существенно дороже трубопроводного газа, что в России подавалось как преимущество российских поставок. Теперь говорить с интонациями Задорнова «Ну тупые, покупают дорогой американский газ» уже не приходится: американский газ почти в полтора раза дешевле российского. Любопытно, какую методичку спустят вечерним м.звонам по этому поводу.  Впрочем, возможно, что и спускать ничего не придется — российский газ тоже стремительно дешевеет. Во втором квартале его средняя цена на европейском рынке составляла 205 долларов, в третьем квартале — 170. Падение цены за квартал составило 18%, а по текущему году — 32%. Стратегия европейцев работает. Они добиваются перенасыщения рынка газом, что неизбежно ведет к падению цены на него. Это и создает жесткое противоречие в треугольнике Европа-Россия-США.

Европа прямо заинтересована во всех без исключения поставщиках, включая и Россию. С Россией у нее противоречие лишь по маршрутам поставки — диверсификация маршрутов делает их устойчивее, а потому Европа жестко стоит на позиции — и украинский маршрут, и все остальные. США не менее жестко пытаются придавить российские поставки — хотя бы по Северному потоку-2, так как подконтрольная им Украина дает Штатам шанс на то, что вентиль будет находиться в их руках. Российская позиция здесь самая слабая, так как Газпром, выбросив гигантские ресурсы на строительство Потоков (и не забываем про полностью убыточный проект Силы Сибири), просто не имеет резервов для сколь-либо уверенного противодействия. Ну, и обходные маршруты пока в плане транзита в Европу виртуальны — ни Турецкий поток, ни Северный поток-2 в 20 году не смогут стать фактором угрозы.

20 год может стать переломным для европейского рынка. И США, и Катар намерены уже в 20 году нарастить поставки в Европу — США вдвое, Катар — в полтора раза. Стоит учесть, что пик поставок из США придется на 22 год — у них и после 21 года останутся резервы по наращиванию объемов экспорта. Цены на газ в таком случае могут упасть до 90 долларов за 1000 кубометров и ниже. Это уже близко к пределу, за которым начнут выбывать самые слабые поставщики — они будут просто не в состоянии выдерживать конкуренцию.

Произойдет классическая для капитализма картина — вслед за банкротством самых слабых начнет происходить укрупнение рынка при сохранении объемов предложения. Попросту говоря, наиболее развитые поставщики будут покупать обанкротившихся конкурентов и занимать их нишу. Низкая цена будет компенсироваться объемами, и крупные игроки перейдут на низкомаржинальные схемы поставок, оставаясь в конечной прибыли.

Главный вопрос в таком случае — а кто станет тем самым слабым звеном? Один кандидат уже сверкает как новогодняя елка. И это, конечно, Газпром. Он сегодня выглядит наиболее слабым игроком на европейское рынке, так как количество просчетов и невынужденных ошибок, совершенных абсолютно непрофессиональным руководством национального достояния (плюс откровенно политическая зависимость Газпрома от высшего руководства страны, которое выглядит совершенно неадекватным) уже поставили его в тяжелейшее положение. Дальше будет только хуже.


ПЕРВАЯ ЕВРОПЕЙСКАЯ ГАЗОВАЯ

Путин на днях высказался в отношении Болгарии в том смысле, что она затягивает строительство своей трубы, которая должна продолжить Турецкий поток в направлении южной Европы. По сути, без болгарской перемычки транзит в Европу по Турецкому потоку невозможен. Болгарский премьер достаточно невозмутимо сообщил, что работы ведутся максимально быстрыми темпами, но чудес не бывает. «Надеюсь, что к концу будущего года газопровод заработает», — сказал премьер Борисов.

Конец будущего года — это новый срок, который озвучен болгарами. Ранее они полагали, что их труба будет построена к середине 20 года. Судя по всему, южный маршрут будет готов к эксплуатации в 21 году, а на проектную мощность выйдет и того позже — возможно, к 22 году. Эти сроки несколько отличаются от заявлений российских официальных лиц про запуск проекта в строго говоренный срок — с 1 января 20 года.

Ленточку, конечно, перережут — даже известен срок — 8 января Эрдоган откроет Турецкий поток. Но это будет лишь та часть проекта, которая должна будет поставлять газ в Турцию. С остальным придется ждать, и достаточно долго.

Европейцы абсолютно классически протянули время теми или иными отговорками и довели дело до вынужденного согласия Кремля на украинский транзит. Теперь его будут дожимать на предмет юридически обязывающих договоренностей по объемам. Европе, в сущности, ничего не грозит — сегодняшний рынок газа, особенно европейский — это рынок покупателя. Продавцы стоят в очередь. Мало того — вводятся все новые и новые мощности, а потому чем дальше, тем более комфортной для Европы становится общая обстановка.

Европейцы сумели добиться главного — они сохраняют все существующие маршруты поставки газа и получили новые. Резервы по мощностям позволяют им насыщать свой рынок газом, постепенно снижая цены. По всей видимости, теперь они будут решать последнюю задачу — вопросы ценообразования.

Рыночным условиям, которые зависят только от баланса спроса и предложения, мешает прежняя система ценообразования, ориентированная на поставки газа по трубопроводам. Эта система привязана к ценам на нефть, причем лаг во времени составляет до полугода. Такая система защищала как продавца, так и покупателя газа в условиях фактически монопольной транспортировки газа исключительно по трубе.

Однако теперь покупатель получил перед продавцом существенное преимущество — технология СПГ позволяет купить газ быстро и выгодно. В такой ситуации покупатели, привязанные к контрактам на поставку по трубе, в основе которых лежит прежний принцип ценообразования, чувствуют себя ущемленными. Добившись того, что предложение газа на европейском рынке теперь заведомо будет превышать спрос (при том, что в Европе активно идет смена энергобаланса, уголь и атомная энергетика заменяются газом и возобновляемыми источниками энергии, а значит, спрос на газ будет расти), европейцы теперь очевидно будут добиваться того, чтобы разные системы ценообразования были бы унифицированы и окончательно превратились в рыночные. Это, безусловно, ущемит продавцов, но так как европейский рынок — рынок покупателя, то и диктовать условия будет теперь он.

Газовая война за европейский рынок закончится, как и любая другая — созданием новой системы балансов, которые будут опираться на два значимых фактора — избыток предложения газа и новую систему ценообразования. Европа, как победитель в этой войне (а она могла и проиграть, если бы, к примеру, Газпром смог бы навязать свои условия — закрытие транзита через Украину и замену его на два обходных маршрута. Для Европы это бы означало потерю резервных мощностей и очевидную победу Кремля. Поэтому Европа столь ожесточенно бьется за украинский маршрут — интересы Украины для нее на последнем месте, а вот свои — очень даже на первом), в общем, Европа, победив в войне, зафиксирует результат документом. Это будет, по всей видимости, какой-нибудь Четвертый энергопакет, где и будут изложены все новые принципы, на которых придется вести дела с Европой всем продавцам газа.

Все, как всегда — Вторая мировая война закончилась созданием Ялтинской-Потсдамской системы, которая дополнила Венскую и Вестфальскую системы и стала основой для мирового порядка на полвека. Европейская газовая война выглядит менее катастрофично (хотя страны Арабской весны или жители востока Украины вряд ли согласятся с этим), но закончится она так же — новой системой отношений и балансов.

Пока же сражения этой войны еще идут, но ее исход, говоря откровенно, никакого сомнения не вызывает.

Источник: 12


Автор Анатолий Евгеньевич Несмиян (Эль Мюрид) — публицист, аналитик, писатель. Эксперт по ближневосточной проблематике. (Санкт-Петербург).

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора