Опасный поворот для Эрдогана

Павел Кухмиров 19.05.2020 16:43 | Политика 52

Эпидемиологический кризис, помимо прочего, принёс возможность для резкого ужесточения политического режима во многих странах. Одним из самых ярких примеров этого является Турция. И здесь необходимо отметить, что возможность эта пришла как нельзя вовремя для того политического режима, который сложился в Турции на данный момент. А для него, равно как и для президента Эрдогана лично, события перед самой эпидемией начинали принимать весьма опасный оборот. Что же тогда происходило? Понимание этого необходимо для прогнозирования того, что может ожидать Турцию (а, следовательно, и весь регион) после того, как эпидемиологическая угроза спадёт.

«Дело экологов»

Это довольно ироничное название процесса по беспорядкам на площади Таксим, в ходе которой жители турецкой столицы и примкнувшие к ним активисты со всей страны протестовали против сноса мемориального парка Гези. Разумеется, подтекст у тех событий был очень политическим и являлась таковым, мягко говоря, не экология. И осуждение участников имело для президента Эрдогана принципиальное значение. Но в феврале 2020 года что-то пошло не так.

На суде в Стамбуле, где не так давно на выборах разгромно победили противники Эрдогана, все обвиняемые на процессе мемориального парка Гези были оправданы. Что на редкость ясно показало: в турецком правосудии также бушует борьба за власть. Надо сказать, что турецкие суды — ключевой институт. И не зря все военные перевороты, включая провалившийся путч 2016 года, сопровождались масштабными зачистками судейского корпуса. И тогда, в феврале месяце, подобное решение показало, что президент Эрдоган снова медленно теряет контроль над страной. Даже в правящей партии ПСР потихоньку начинался разброд и шатание.

У наблюдавших за «процессом Гези» по его итогам были очень смешанные чувства. Изначально 16 обвиняемых были обвинены в организации антиправительственных протестов в 2013 году и попытке государственного переворота. Для трех обвиняемых прокуратура потребовала пожизненного заключения, среди них был известный культурный меценат Осман Кавала, который уже более двух лет находится в заключении. И всё шло к обвинительному финалу. Но не тут-то было.

Сначала тишина, потом аплодисменты в зале суда

Тем удивительнее прозвучал приговор: из-за отсутствия доказательств все обвиняемые были оправданы. В зале суда тюрьмы строгого режима Силиври, заполненном сотнями сочувствующих, адвокатов, оппозиционных политиков, европейских дипломатов и родственников, сначала воцарилось недоверчивое молчание, затем разразилось громкое ликование.

Кавала продолжал благодарить судью за вынесенный вердикт, но тот отмахнулся и пошутил: «Не ставьте меня под подозрение». Шутка, которая таит в себе много правды, учитывая то давление, которое режим Эрдогана оказывал на правосудие по этому делу. Спустя некоторое время высокопоставленные представители правительства резко раскритиковали приговор. Преимущественно правительственные СМИ пустили в ход всю свою пропагандистскую машину, подчеркивая: в процессе еще далеко не сказано последнее слово.

Новый ордер на арест после оправдательного приговора

Это не было пустой угрозой. Не успел Осман Кавала освободиться в зале суда, как последовал новый арест. На этот раз по делу о расследовании обстоятельств попытки переворота 15.07.2016 года.

Прежде всего это показало, что правительство не спешит принимать неудобный для себя вердикт ни в коем случае — для него это в высшей степени принципиальный вопрос. Что оно демонстрировало уже в ходе самого суда. Например, во время разбирательства по делу Гези уже один раз был заменен состав судьей. Решение же ЕСПЧ от декабря 2019 года, требующее немедленного освобождения Кавалы, было проигнорировано, не смотря на принятие Турцией официальных обязательств по исполнению решений европейских судебных инстанций.

С другой стороны, февральский вердикт подчеркнул то, что критики режима Эрдогана уже давно подметили: обвинительному заключению длиной более 600 страниц в принципе не хватает доказательств. Скорее, это мешанина из смутных догадок, нежели юридический документ.

Беспорядочная борьба за власть в судебном аппарате

Еще одним свидетельством беспорядочной борьбы за власть внутри правосудия Турции является тот факт, что весной 2019 года данный процесс был инициирован прокурором, против которого в настоящее время расследуется дело о членстве в исламском движении Гюлена. И это лишь единичный факт. Фактически, движение Гюлена в течение многих лет подрывало турецкую судебную систему, не говоря уже о том, что именно ему инкриминируется попытка государственного переворота в июле 2016 года.

Февральский приговор теоретически мог бы вернуть небольшую часть доверия к турецкому правосудию, особенно в те времена, когда Турция снова ищет сближения с ЕС. И для миллионов турок, которые участвовали в движении защиты мемориального парка Гези в 2013 году, это ещё и подтвердило легитимность их протестов. Не удивительно, что это решение было бурно встречено в социальных сетях противниками правящего режима, а оппозиционный мэр Стамбула Экрем Имамоглу демонстративно приветствовал приговор в своём твиттере.

И такой новый подъем оппозиции был в высшей степени опасен для Эрдогана: он и так находился под большим давлением во внутренней политике. Экономика продолжала находиться в глубоком кризисе, многие турки с трудом сводили концы с концами перед лицом высокой инфляции и безработицы. Но и это было ещё не всё.

Политические соратники отвернулись от Эрдогана

С момента поражения ПСР Эрдогана на местных выборах прошлой весной оппозиция вполне обрела уверенность в себе. Но кроме того бывший соратник Эрдогана и экс-премьер Ахмет Давутоглу создал свою собственную партию в декабре прошлого года. Экс-министр экономики Эрдогана Али Бабакан, ценимый за рубежом как умеренный и перспективный политик, также очевидно стремился создать свою собственную партию уже в этом году.

Но главным ударом было другое. Соучредитель правящей ПСР, многолетний ближайший соратник Эрдогана и экс-президент Турции Абдулла Гюль также демонстративно объявил о своей поддержке приговора. Более того, он заявил, что чувствует гордость за демонстрантов Гези. Сам он был на высшем посту как раз во время этих протестов, но уже тогда занимал куда более умеренную позицию, чем Эрдоган.

То, что ещё три месяца назад происходило внутри ПСР, хоть и было сокрыто, но не могло внушать Эрдогану особого оптимизма. Несмотря на то, что он делал все, что в его силах, чтобы поставить политику и государство под свой абсолютный контроль, ему это не удавалось даже после 17 лет в качестве бессменного фактического главы турецкого государства, которого многие вполне откровенно называют «султаном».

Но грянул коронавирус. И ему удалось то, чего не удавалось лояльным Эрдогану спецслужбам и армии. Сейчас Турция фактически находится под полным его контролем. Насколько этот контроль окажется прочен после того, как эпидемия отступит — покажет время.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю