НЕОФАШИЗМ И ДЕГРАДАЦИЯ ОБЩЕСТВА

Александр Леонидов 17.06.2021 17:30 | Альтернативное мнение 72

Говоря о человеческой цивилизации как об институте развития проектного разума и его вторичных продуктов (технических устройств, инфраструктуры), мы обязаны и обречены сказать: качество проекта неразрывно связано с качеством разума. Нелепо предполагать, будто слабый и тёмный разум, близкий к животному, произведёт из себя сложный и блестящий проект. Такого никогда не было, да и не может быть. Слабея и угасая, человеческий разум обречён терять как техническую, так и социально-правовую разумность.

На смену им, что тоже очевидно не только логически, но и в ощущениях – приходит то, что было до них (возвращаясь). А именно: силовое безумие. Технически-развитое мышление, сталкиваясь с трагедией недоступности необходимого – проектирует производство этого необходимого продукта.

Социально-развитое мышление – проектирует системы справедливого распределения всего необходимого, основываясь на обобщённых, универсальных правах человека[1]. (Кстати говоря, вступающих в непримиримое противоречие с либеральными свободами[2]).

Так формируется «тело» прогресса — расширенное воспроизводство и справедливое распределение недостающих благ. При этом важно отметить первичность духовного развития, и вторичность материального: качество продукта зависит от качества проектирования, а качество проектирования – от умственного развития людей.

Иначе говоря, вначале развивается разум, развиваясь – он успешно проектирует производство (как средства, так и отношения), а хорошо продуманное производство даёт в итоге изобилие материальных благ (в марксизме это было перевёрнуто с ног на голову).

Но что произойдёт с обществом, если его умственное развитие, в широкой массе носителей разума, пойдёт вспять? Нетрудно догадаться, что такому (духовно деградирующему) обществу станет не под силу обслуживать, и уж тем более совершенствовать сложные, требующие большого ума и компетентности, технологические цепочки материального снабжения.

Тогда вместо материально-технического прогресса, вторично за умственной деградацией, наступит материально-технический регресс. При ослаблении социальной составляющей человека – усиливается роль и значение его биологической составляющей. На практике это вытеснение технической и социальной разумности силовым безумием.

+++

Силовое безумие (иррациональный произвол, хохочущее насилие), с точки зрения исторической, значительно старше технической и социальной разумности. С точки зрения грубого иррационального насилия всё разумное – молодо до неприличия.

Зверские практики бытовали миллионы лет. Они не могут создать или поддерживать цивилизацию, не могут обеспечить прогресса, но они в своей тавтологии (кто выживет, тот и выживет, что будет, то и будет) – можно сказать, дьявольски устойчивы. Зверские практики не только самое примитивное, что можно придумать, но и самое простое (что, в общем-то, одно и то же – примитивное и простое).

В отличие от технической и социальной разумности зоологический произвол не требует от человека специальной подготовки, он понятен без учебников и учебных курсов. Для осуществления зоологического насилия не нужно знать ничего сверх того, что знают звери. Регуляция инстинктами – в отличии от регуляции разумом – врождённая, от природы изначально дана живому организму.

Поскольку техническая и социальная разумность в человеческой истории – нечто сверхновое, то при любом повреждении воспитательной ткани социума моментально возрождаются практики силового безумия. Можно сказать – они ждут своего часа, ждут в засаде – когда Разум ошибётся. Тут же и выпрыгивают…

+++

Деградация нашего общества, а особенно молодёжи – приводит к очень печальному, но закономерному в условиях деградации явлению: росту популярности неофашизма и неонацизма. Почему?

Причина на поверхности.

По своей корневой сути, фашизм есть философия силового отбора, для животного единственно-понятная из всех философий. Если человек (а особенно молодой человек) сталкивается с очевидностью нехватки каких-то необходимых благ (что особенно остро переживается в молодости) – то такое положение обделённого изгоя – одинаково возмущает и Разум и зоологические инстинкты.

В капиталистической реальности человек (а особенно молодой) видит, что ему не дают жить, и кто-то живёт вместо него, всё забирает себе, а ему, изгою, ничего не оставляет. Капиталистическая реальность предлагает подавляющему большинству людей «смиренно» отречься от жизни и всех её радостей, красот, удобств. И не просто так – а в пользу какого-то чужого негодяя, предоставив ему взамен себя наслаждаться всеми дарами жизни!

Понятно, что против такого положения вещей восстают и разумная и подсознательная природа человека. Нужно преодолеть изгойство, обделённость, но как?

Разум даёт на это один ответ, зоологические инстинкты – другой. И чем менее человек умственно развит, тем более он прислушивается к врождённым инстинктам «зверя в себе».

Как преодолеть нищету, обделённость, изгойство? Умственно-неразвитому человеку представляется единственный путь: взять палку и вышибить необходимые ему блага у кого-то. Фашизм и нацизм в этом смысле отличаются только тем, что фашизм больше специализируется на внутреннем терроре, а нацизм – на международном.

Но суть одна: примкнуть к какой-то банде, которая тебе кажется успешной, принять участие в её охоте (с точки зрения зоологической банда есть стая), и по итогам охоты урвать лично себе что-то от поверженной жертвы. Либеральный фашизм направляет боевиков-штурмовиков бить бастующих рабочих или «левых» журналистов, а гитлеризм – посылал их грабить другие народы, в точности скопировав этим стратегию О.Кромвеля[3] и британского колониализма, тесно связанного с британским тред-юнионизмом.

+++

Разумеется, волчий путь фашизма несовместим с цивилизацией, и не может обеспечить прогресса – ни научного, ни культурного. У цивилизации более сложный путь, который даёт великолепные плоды, награды за цивилизованность – но при одном условии! Чтобы идти путём цивилизации – нужно быть достаточно культурным, достаточно умственно развитым.

Чтобы заниматься чем-то кроме разбоя и зоологического силового произвола — нужно держать в голове сложные схемы, понимать, откуда блага берутся, как соотносится их распределение с обобщёнными правами человека, как системно, для всех, а не за счёт грабежа другого человека, решить проблемы собственной обделённости, обездоленности, изгойства.

То есть разумность, как техническая, так и социальная – требует определённого уровня развития интеллекта, вне которого становится невозможной. Социальный дегенерат отталкивает сложные идеи не потому, что он их отрицает, опровергает, а просто потому, что он не в состоянии их понять, осмыслить.

Человек создан, в первую очередь развитием абстрактного мышления (способностями к обобщениям и систематизации) – но это не значит, что развитое абстрактное мышление гарантировано любому, кто родился человеком биологически.

+++

Всякая разумность (рациональность) как в производстве, так и в распределении благ не могут существовать в отрыве от общего развития мышления и правосознания. Это обобщение технической практики в адекватные теории и обобщение идеи человека, уравнивающее в правах «я» и «не-я».

Если мы успешно обобщаем идеи – то мы знаем, как производить всё нам необходимое в нужных количествах, и знаем, что такое справедливость, суть которой в уважительном отношении к другим и критическом – к себе.

Но мы же не рождаемся с развитым мышлением, это долгий и сложный процесс – передача наследия цивилизации от поколения к поколению. Если этот процесс по каким-то причинам сорван – возникает «естественный» недоумок и социальный дегенерат.

Он, перефразируя афоризм об искусстве – «любит не цивилизацию в себе, а себя в цивилизации». Отчего наследие Коллективного Разума (величайшее достояние цивилизации) он не только не хранит, но и наоборот – активно утилизирует, распыляет, выменивает на разовые подачки и мелочные текущие удобства, капризы, на право реализовывать какие-то патологии собственной личности.

Наша цивилизация – искусственна. Это мир искусственных вещей, которые сами по себе, в зоологическом хаосе естества, никогда бы не возникли. Поддерживать нашу цивилизацию могут только люди, достаточно для такого умственно развитые.

+++

А если они умственно развиты недостаточно? Не дотягивают до уровня воспроизводства наследия предков (не говоря уж о пополнении наследия собственными достижениями)?

Тогда и случаются «перестройка» или «майданы».

Недоразвитость активиста таких деструктивных процессов – надёжная броня от любого конструктивного аргумента. Недоразвитый, умственно-отсталый человек не то, что не хочет, а попросту не может, не в состоянии сложно мыслить, и многое удерживать в «оперативной памяти». Как только предел его понимания пройден – его голова выталкивает «искусственные конструкты», непостижимые ему сложности, составляющие основу сохранения человеческой цивилизации.

Современная же буржуазность в тлетворности своего гниения, порождает не просто невежд, но, к тому же, невежд, гордящихся своим невежеством, полагающих его своим достоинством и признаком своей особой «свободы».

-Чего мы не хотим, того мы, «свободные люди», и не делаем! Не хотим учиться – не учимся, не хотим работать – не работаем, не хотим служить в армии – не служим! А вы, рабы – учитесь за нас, работайте для нас, защищайте нас и в «награду» получайте от нас упрёк за ваше «рабское сознание».

+++

Всякий понимает, что уметь включать телевизор, и стать телемастером разные вещи. И это касается любого из благ цивилизации: пользоваться любым из благ на порядок проще, чем его ремонтировать при поломке или вообще создать «с ноля».

Одно дело рассматривать человека как творца и производителя, и совсем другое — только как пользователя и потребителя. Потребительская деволюция в современном мире в том и заключается, что потребитель требует готового блага, не желая вникать в проблемы производства: «это не мои проблемы»! Мне – вынь да положь, а откуда взял – мне не интересно.

Под влиянием потребительской деволюции множатся в современном населении хищники, чьи потребительские требования никак не согласуются с их вкладом в производство. Эти хищники, которые не синтезируют, а расчленяют цивилизацию – активно используют социальных дегенератов, то есть толпы потребителей, не только потерявших связь с производственной реальностью, но даже и способность восстановить эту связь.

+++

Было бы упрощённым толковать силовое безумие только как голое право силы. Главную роль тут играет не столько сила, сколько слепая случайность (кто к кому и как подкрался, кому что выпало, под руку подвернулось и т.п.). Ведь речь идёт не о боксе на ринге по правилам, а о схватке без правил и судейства, слепой сваре, не соблюдающей никаких обобщённых принципов.

Если нет развитого абстрактного мышления – то откуда же взяться обобщающим принципам, нормам, законам, единым стандартам проектирования, и т.п.?!

Если человек одновременно обделённый и тупой – то жить обделённым он не хочет, а найти разумный выход из своей недоли – не может. Он достаточно человек, чтобы тяготиться своей второсортностью и презренной ролью в капиталистическом обществе, но он недостаточно человек, чтобы сделать широкие обобщения и понять сложные теории.

Не желая быть рабом, и не умея обобщённо осудить рабства, такой человек приходит к единственному выходу: силой, в драке, прорываться в рабовладельцы. То есть, как мы сказали выше – брать палку и идти выколачивать то, что тебе нужно, из всех, кто подвернётся.

Если вам нужна формула нацистского штурмовика – то вот она, в предельно очищенном от случайных накипей виде. Человек понимает собственное, личное унижение, но он не в состоянии понять обобщённых принципов справедливости. Сознание не развито, абстрактного мышления ему не хватает. А личное унижение преодолевается личной же вендеттой: «было ваше – стало наше».

+++

В пост-советской молодёжной среде нацистские и фашистские идеи стали стремительно набирать популярность. Почему? Да потому что искусственное оглупление человека (его «бузовизация») сошлись с естественным его унижением и неизбежно образующейся при ненасытном обогащении верхушки нищетой большинства людей.

Хочет ли буржуазия вырастить фашистов? Думаю, не вся и не везде. Часть буржуазии, по крайней мере, мечтала бы остановить свои антиобразовательные усилия на фигуре безыдейного дебила, «лакейского мяса» (оно же «пушечное») – который настолько тупой, что нисколько не тяготится своей второсортностью и ролью расходного материала.

Нетрудно увидеть, что именно в эту сторону направлены все потуги буржуазных «реформ образования», из оглупляемой и оглушаемой девиантными моделями поведения молодёжи хотят сделать полк Бузовых, а не полк «Азов*».

Идеал «реформ образования» — предельно невежественный, и при этом добродушный потребитель. Который ничего не понимает, замкнут на личных удовольствиях, живёт собой «от смузи до смузи». Но подспудно, по объективным законам, дебилизация населения приводит к его нацификации.

Тупой потребитель добродушен – только пока потребляет. А как только он понял, что потреблять ему нечего, всё растащено из-под носа, он предсказуемо свирепеет. «Где моё смузи?!»

Генерация колоссальной по масштабам обиды, разочарования, агрессии отстаивания себя и собственной самости – у разумных, достаточно развитых людей порождает социалистические движения. Но если мы имеем дело с толпой умственных и нравственных калек – то системное решение проблемы им недоступно по объективной причине: ума не хватает.

Предлагать им прогрессивные модели – всё равно, что предлагать почитать книгу неграмотному. Умственному и нравственному калеке попросту негде разместить в себе техническую и социальную разумность, здраво-научную и нравственно-правовую адекватность.

Зато модель палки в руке, которой социальный дегенерат выколачивает из мира свои потребительские фантазии – более чем понятна, и легко «заходит» в тех, кто «никогда ничему не учился и всё перепутал».

— Вот есть блага. Они нужны мне. Но они у других людей. Пойду, других людей убью – все блага мои будут. А когда такие же, как я, и по той же причине придут меня убивать? Буду отбиваться! Дарвинизм, естественный отбор, борьба за существование, не слыхали?

+++

Можно построить два графика: образовательного и духовного оскудения общества и роста популярности фашистских идей. И сразу будет видно: чем разума меньше осталось, тем популярность фашистских подходов выше.

Если человек думает только о себе, лишён способности к широким обобщениям – то ему недоступны ни широкие горизонты пространства, ни широкие горизонты времени, ни прочие дары Коллективного Разума (такие, как понимание причин и следствий, например).

Человек живёт «здесь и сейчас». Он хочет материальных благ – и полон решимости их лично для себя вышибить. Откуда они берутся – он не знает и знать не хочет. Куда пропадают для общества – тоже. Он обошёлся бы без насилия – если бы ему их дали без насилия. Но, разумеется, без насилия ему их никто не даст. А потому он очень агрессивен, намерен полностью выложиться в схватке у кормушки социал-дарвинизма.

Ему не сама война нужна, ему нужно стащить всю Вселенную, и время, и пространство, и человечество – как одеяло, на себя. Оказаться в центре, а там, хоть трава не расти – или погибнуть: тоже решение проблемы обездоленности. Мертвецу ведь ничего не нужно будет!

+++

Эгоцентризм рассматривает других людей через призму их полезности и бесполезности. При этом:

1) признанные им бесполезными вообще ему не нужны (что чревато геноцидом),

2) а признанные им полезными протаскиваются через «оптимизацию» расходов на них (что чревато «железным законом обнищания»).

Вообразите, что у вас в каменном зиндане сидят два программиста-виртуоза. А вам, самодержавному хану, двух не нужно, вполне одного достаточно. Поэтому одного морят. С другим же работают на понижение. Если не давать ему воды – сколько часов он продержится, отказываясь выполнять производственное задание?

Понятна не только трагедия «ненужных» людей при локализме захватившего власть клана, но и трагедия «нужных». «Нужных» начнут ужимать по принципу, давно озвученному в рекламе: «а если нет разницы – то зачем платить больше?».

Если вы не признаёте обобщённых, универсальных прав человека, а признаёте только потребность в работниках, то есть огромное количество «патентованных» средств заставить работника работать год от года всё дешевле и дешевле.

Но для признания универсальных прав человека (моих, равных не моим) – требуется значительное развития абстрактного мышления, выхода из био-субъектной конкретики. Без абстрактного мышления невозможно понять разницы между «мне хорошо» и «всем хорошо», между «сейчас, в данную минуту хорошо» — и «вообще хорошо».

Человек попадает в капкан кратковременных эгоистичных удовольствий, замыкается в этой локации, неспособен вывести причинно-следственную связь между ними и грядущими, даже величайшими, бедствиями. Нет абстрактного мышления – не купишь, да и пересаживать его хирургически ещё не научились!

Потому эгоцентризм именно через принцип личного текущего самоублажения неизбежно приходит к геноциду «лишних» для него людей и чудовищному разорению, обнищанию нужных ему, но служебных, подчинённых ему, людей.

+++

Так возникает мир «трёх зол» — разнузданного и безобразного произвола верхов, бесправия и нищеты «середняков» и переходящей в мор нищеты низов, к которым все, кто повыше, относятся с убийственным равнодушием.

Наивно искать причины такого положения в «классовой структуре общества». Главная причина (в том числе и формирования классов-антагонистов):

1) Недоразвитие абстрактного мышления у критически-значимой массы представителей общества

2) Зоологизм (естественная, врождённая матрица) сознания (как верхов, так и низов)

3) Локализм[4], как базовая платформа психической деятельности.

Все три перечисленных деструктивных фактора – вменённо-врождённые, они не воспитываются, а напротив, сами собой возникают при недостатке воспитания, отражают его недостаточность. Никто не учит (специально) недоразвитого быть недоразвитым, зверя зверем, а локалиста замыкаться на узости локальных вопросов его биологической природы.

Отсутствие необходимых цивилизованному человеку качеств возникает само собой, «включается» автоматически – если необходимые качества не обретены.

+++

В определённом смысле фашизм – что особенно подчёркивается эклектикой его вычурных «идей», волочившихся за ним в истории хвостом кометы за ядром социал-дарвинизма – замена науки. Он оказывается тем мыслительным суррогатом, который заменяет науку у людей, по тем или иным причинам потерявшим способность к рациональному мышлению, эмпирическому анализу и духовному синтезу.

Решая вопрос обиды человека зоологическим путём – фашизм опирается на зоологические инстинкты, на миллионолетия силового безумия в нашем «андеграунде» — и в этом корни его силы, его живучести, особенно в молодёжной среде нисходящих, деградирующих обществ.

Если ты хочешь решить проблему и можешь её реально решить — то это путь науки. А вот если желание решить проблему осталось, а возможности утрачены, мозга на адекватное решение не хватает – тогда начинаются все эти «украинские дела», прыжки в вышиванках и массовые сожжения людей в Хатынях.

Обустроить жизнь обществу такой человек не в состоянии, потому что умственно не дорос до понимания общества в целом. Он видит только свои проблемы, пристраивается к тем, кто обещает их решить в обмен на грязную работу, занимается разбоем в надежде на долю в добыче разбойников.

И самое печальное, что такой спуск из либералов в фашисты для социального дегенерата – не столько его вина, сколько его беда. Им, как хомяком в период размножения, управляют определённые объективные законы, которых он не понимает, и они его туда сволакивают методом качения, методом скольжения, разными прочими методами.

Начинается это сползание «перестройкой», а заканчивается «дивизией «Галичина*». Сползающее под воздействием непостижимых ему векторов полуживотное и само не понимает – когда и как из борцов за демократию оно оказалось под свастикой в рядах карателей…

Поведение животных изучают и понимают зоологи – но ведь не сами же животные!

—————————————————————-

[1] Суть которых в том, что если есть человек – то есть и необходимый минимум предоставления ему благ. Тот минимум прав и благ, который получает каждый человек, за исключением, может быть, осуждённых преступников, чья вина считается доказанной.

[2] Право есть фиксация положения, однозначно предопределённое поведение, тогда как свобода – наоборот, отсутствие фиксации, множественность альтернатив в выборе поведения.

[3] «…английская республика при Кромвеле в сущности разбилась об Ирландию»,— писал Маркс. Армия переродилась, она превратилась в грабительски-колонизаторскую: солдатские массы, приобщившись к грабежу, были развращены захватнической политикой. Все это подрывало устои республиканского строя. Вместо борьбы с лордами за справедливость – бывшие демократы стали бороться со слабыми народами, чтобы их ограбить. Мол, так и мы будем сыты, и лорды целы!

[4] Локализм – термин в теории цивилизации, означающий замкнутость всех мыслей и вожделений человека в пределах его биологической особи, в локальных пределах времени и пространства её пребывания. Противопоставляется в теории цивилизации инфинитике, то есть мышлению, в котором приоритетны вечность и бесконечность, соблюдается приоритет большего над меньшим. Противопоставляя себя зоологической локации особи, инфинитика чаще всего связана с идеей Бога.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора