Кто ответит за детей?

Марина Ярдаева 13.12.2019 16:48 | Общество 24

В России и органы опеки работают «для галочки», и общество не стремится прийти на помощь проблемным семьям.

Многим сегодня кажется, что мы живем в эру победившего детоцентризма. При этом без сообщений о трагедиях с детьми не проходит ни дня.

В Удмуртии погиб 13-летний подросток с ДЦП, оставшийся в полном одиночестве после смерти матери. Под Волгоградом грудной младенец ночью выполз из дома на улицу и замерз насмерть. В Хакасии женщина топила неисправную печь и отравила угарным газом четырехлетнего сына. В Бурятии дед забыл в сугробе трехлетнюю внучку. Другой трехлетний ребенок умер в Петербурге, потому что мать лечила его без помощи врачей.

Читаешь такие новости — и не понимаешь, как это возможно в XXI веке. Ведь дети гибнут по недосмотру, просто потому, что до них в нужное время никому не оказалось дела. Подросток с ДЦП кричал, но соседи не обратили внимания — они к такому привыкли. Если младенец может выбраться на улицу, очевидно, что у него дома не все в порядке, — но многодетная семья не состояла на учете ни в каких социальных службах. Позже выяснилось, что мать «проспала» ребенка, потому что накануне пьянствовала, а две другие ее дочери нуждались в срочной медицинской помощи.

При этом в России постоянно рассказывают ужасы об органах опеки: мол, дай им волю, они всех детей отберут. У нас возмущаются тем, что опекой пугают молодых родителей педиатры, стоит только пропустить пару плановых медицинских осмотров. Наших людей страшно оскорбляет, если домой к многодетной семье приходит инспектор по делам несовершеннолетних, чтобы посмотреть на условия, в которых растут дети. Многие жалуются, что в частную семейную жизнь постоянно лезут то воспитатели из детских садов, то учителя — анкетируют, собирают данные, составляют какие-то социальные паспорта.

Вроде, родителей со всех сторон обложили. Почему же дети по факту остаются без защиты?

Потому что все эти службы зачастую лишь демонстрируют бурную деятельность «для галочки». Их задача — заполнять отчеты и улучшать статистику, а не помогать людям, пусть непутевым и безалаберным, не спасать детей совсем уж пропащих родителей.

Никто, составляя социальный паспорт, не стремится выявить реальные проблемы — скорей бы формы заполнить. А если с проблемной семьей все же сталкиваются в детском саду, школе или поликлинике, стараются как-то уладить ситуацию без лишнего шума. Постановкой на учет могут припугнуть, но, скорее всего, сделают внушение — и забудут до следующего раза.

Впрочем, даже если дело дойдет до органов опеки, до инспекции по делам несовершеннолетних, то и там не станут спешить все оформлять официально. Попытаются вразумить семью «по-человечески». Потому что поставить на учет — значит зарыться в новых бумагах и испортить статистические показатели.

Можно обвинить работников садов, школ, поликлиник и социальных служб в формализме, равнодушии, циничности. Но в их положении это неудивительно. Ведь они обязаны проводить такую кучу бессмысленных профилактических мероприятий общего характера, что на адресную помощь конкретным семьям у них просто не остается ни времени, ни сил, ни нервов. Педагогов, педиатров и инспекторов трясут за всех, а не только за неблагополучных.

Например, если ребенок получит травму во время аварии, из-за того что родители его не пристегнули, проверяющие тут же побегут в школу — смотреть, составлены ли протоколы классных часов по теме соблюдения правил дорожного движения, заполнены ли акты о проведении с детьми инструктажа по технике безопасности. Вот все и сидят, строчат.

Есть отчет — нет проблемы. Ребенок задохнулся угарным газом? Но вот же, смотрите: воспитатели проводили анкетирование, жилищные условия семьи признали пригодными, наверное, печь только вчера сломалась. А вот, поглядите, еще отчет: от соседей жалоб тоже не поступало. Если бы были сигналы, звонки и письма — то мы бы, конечно, сразу отреагировали!

Сигналы, следует признать, и правда поступают редко. Людям кажется, что это сродни доносам. Конечно, есть альтернатива — можно предложить помощь. Однако большинству проще отвернуться.

Равнодушие общества — это вообще очень больная тема. У нас считается, что за детей отвечают только их родители и немного специалисты на зарплате. А если родители отвечать не хотят или не умеют и люди из социальных служб не могут, что ж — мир не идеален. Проблемы каждого конкретного ребенка воспринимаются как частная история. Детство как общественный феномен вытесняется, отрицается. «Чужим» детям никто ничего не должен. «Никто не просил их рожать», как заявила одна недалекая чиновница.

Ее, конечно, публично осудили. Но все чаще кажется, что она лишь озвучила настроения общества. Загляните на семейно-детские форумы, где «состоявшиеся» мамы с папами хвастаются успехами своих чад и возмущаются невоспитанностью, запущенностью «чужих» — там ведь в каждой теме сквозит «и зачем их только произвели на свет».

У нас многие могут годами не знать, что за стенкой замордованная одинокая мать воспитывает больного ребенка. Или «не слышать», как пьяный отец этажом выше лупит сына-первоклассника. А уж если кто-то просто несколько дней не выходит из квартиры, соседи, скорее всего, просто не заметят. У всех своя жизнь, своих проблем хватает.

© СС0 Public Domain

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора