Как либералы «раскулачивали» Николая Второго

Алексей Волынец 15.02.2020 14:53 | История 53
фото отсюда

Свергнувшая монархию Февральская революция породила ряд вопросов по поводу семьи последнего царя – и не только политических, но и сугубо финансовых. До февраля 1917 года российский императорский двор по праву считался богатейшим среди монархий мира. Личным имуществом царской династии управляло особое Министерство императорского двора, центром которого был созданный еще в XVIII веке Кабинет Его Величества. Перечень собственности, находившейся в ведении данного кабинета, впечатляет – только земли 135 млн га. Семейству Николая II принадлежали не только знаменитые яйца Фаберже, царский кабинет управлял внушительным списком прибыльных бизнесов – от золотых, медных и свинцовых рудников на Алтае до крупнейшей электростанции в центре Петербурга, которая не только освещала Зимний дворец, но и весьма выгодно продавала электроэнергию городу.

Так что Николая II вполне обоснованно считать не только царем, но и крупным бизнесменом. В царских рублях стоимость царского имущества поражает – рыночная оценка всех коммерческих предприятий Кабинета Его Величества приближалась к 600 млн руб., а всё движимое имущество, включая изумительные коллекции ювелирных изделий, стоило порядка 700–900 млн руб. Оценка же гигантских земельных владений и прочей недвижимости просто никогда не проводилась.

Неудивительно, что одним из первых решений Временного правительства от 4 марта 1917‑го стала передача Кабинета Его Величества, т. е. всех царских бизнесов, из ведения Министерства императорского двора в ведение Министерства финансов. Любопытно, что вопросами семейной собственности последнего царя с февраля по октябрь того революционного года занимался Федор Головин, не только бывший председатель Госдумы 2‑го созыва и видный либеральный политик, но и потомок старинного боярского рода.

Временное правительство назначило его комиссаром Министерства императорского двора, провозгласив национализацию всех капиталов и недвижимости царской семьи, но обещая сохранить ее личное имущество. С последним возникли вопросы – при таком богатстве Романовых было не очень ясно, что же личное, а что – нет. В итоге с вопросами царской собственности Временное правительство пыталось разбираться до самого конца своего недолгого существования. В конце марта 1917 года постановили все денежные капиталы династии Романовых передать в доход Государственного казначейства, оставив царской семье только личные деньги. Для этого подсчитали даже наличные на руках бывшего царя – к 1 мая 1917 года у отрекшегося и арестованного императора в кошельке имелось 3083 руб. 42 коп. Сумма на тот момент, когда инфляция лишь разгоралась, все еще крупная, а для 90% населения так вообще огромная.

Личной собственностью Романовых признали многочисленные облигации и иные ценные бумаги на сумму свыше 12 млн руб., а также именные вклады на сберкнижках в российских банках – там набралась сумма 358 128 руб. 27 коп. Проценты по этим вкладам и бумагам царская семья исправно получала вплоть до новой, на этот раз Октябрьской революции. Так, 17 октября 1917 года Государственный банк Российской республики перечислил 1355 руб., проценты по одному из таких вкладов, на личный счет супруги Николая II в Волжско-Камском коммерческом банке.

При этом по банковским вкладам Романовых за рубежом, как и по самому факту их наличия, достоверной информации у Временного правительства не было. Нет ее и в наши дни – оценки и мнения ходят самые фантастические. 20 октября 1917 года Временное правительство, желая наконец решить все вопросы с российскими капиталами Романовых, создает особую комиссию во главе с потомком царских бояр Головиным – Комиссию по разграничению государственного и лично принадлежащего бывшей императорской семье имущества. Временному правительству на тот момент оставалось жить менее недели, царской семье – чуть более полугода.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю