Автаркия – мать нового мирового порядка

Сергей Аксенов 8.01.2021 19:45 | Экономика 54

Распад мира на макрорегионы, обострение конкуренции между мировыми центрами силы вынуждают Россию стать экономически и технологически независимой страной. Для этого требуется провести полноценное импортозамещение по всем важным направлениям. За годы санкций удалось укрепить продовольственную безопасность, теперь нужна новая индустриализация. Комплексный подход приблизит экономическую автаркию – самодостаточность государства.

Долгое время российские власти не видели особой проблемы в засилье импорта. Наверху доминировала точка зрения, согласно которой встроенность страны в глобальные цепочки производства прибавочной стоимости на второстепенных ролях является благом. Россия гнала за рубеж ресурсы, а взамен получала продукты глубокой переработки. Политические пертурбации заставили изменить этот подход.

Вопросом обеспечения продовольственной безопасности кабмин озаботился в 2012 году, когда импортозамещение было обозначено в качестве одной из целей госпрограммы развития сельского хозяйства до 2020 года. Но последовавшие в 2014 году западные санкции вынудили Правительство распространить эту цель и на промышленность, и на оборону, создав профильную комиссию.

Чем будем харчеваться?

Окончание 2020 года стало поводом для подведения промежуточных итогов импортозамещения. Начали с продовольственной сферы, и здесь оценки разнятся. В зависимости от своей общественной роли наблюдатели видят либо успех, либо неудачу кампании. В числе первых – Кремль и кабмин, вторых – Национальное рейтинговое агентство (НРА).

«Программа успешна. В конце концов, цели стопроцентного импортозамещения, включая все нюансы пищевой промышленности, всех присадок, – ни одна страна этого не делает».

Дмитрий Песков | пресс-секретарь президента РФДмитрий Песков
пресс-секретарь президента РФ

Достижения российского АПК он назвал большим успехом, отметив, что задачи полностью остановить импорт никогда не стояло.

Слова Пескова проиллюстрировал Минсельхоз. По зерну импорт замещён на 163,6 процента (вместо 95 процентов, указанных в доктрине продовольственной безопасности), самообеспеченность мясной продукцией составит 100,4 процента (план – 85 процентов), растительным маслом – 190 процентов (90 процентов), сахаром – 100 процентов (90 процентов), рыбой – 143 процента (85 процентов).

НРА, утверждая, что импортозамещение провалено, приводит сведения по другим группам продовольствия. Например, импорт молочной продукции к концу 2020 года сократился на 20 процентов вместо провозглашённых 30 процентов, плодоовощной продукции – на 11 процентов вместо запланированных 20 процентов. Хуже всего ситуация с овощами: хотели сократить на 70,3 процента, а получилось лишь на 27 процентов.

В целом, констатирует НРА, с 2013 года объём импорта санкционной продукции сократился в стоимостном выражении на 41 процент. Однако европейского производителя здесь заменили другие страны: в разы выросли поставки из Белоруссии, Чили, с Фарерских островов, из Эквадора и Китая.

Более достойно выглядит сегмент сыроварения. Как рассказал «Октагону» руководитель проекта Общероссийского народного фронта «Народный фермер» Олег Сирота, темпы роста производства сырого молока в России – 25 процентов за пять лет – одни из самых высоких в мире, что благотворно сказывается на выпуске творога, сыра, других молочных продуктов и повышает внутреннее потребление.

Не всё продовольственное импортозамещение идёт как по маслу. Овощи – в отстающих: вместо планируемого сокращения на 70,3 процента получилось лишь на 27.Не всё продовольственное импортозамещение идёт как по маслу. Овощи – в отстающих: вместо планируемого сокращения на 70,3 процента получилось лишь на 27.Фото: Дмитрий Феоктистов/ТАСС

– Отрасль производства оборудования для переработки молока и производства сыра у нас просто родилась заново. В последнее время в стране запускались преимущественно небольшие проекты в сфере сыроварения. Но в перспективе двух-трёх лет будут вводиться уже крупные производства. Не исключаю, что самый крупный сыроваренный завод в мире будет скоро в России, – надеется фермер.

Первым делом – самолёты

В промышленности импортозамещение отстаёт, и достаточно заметно. Между тем доля этой продукции в товарной структуре импорта достигает 80 процентов, более трети из которых – продукция машиностроения. На слуху проблемы завода «ГАЗ», который не может собирать автомобили без деталей заграничного производства, даже президентский лимузин Aurus имеет зарубежные части.

Наиболее ощутима потеря позиций в сфере гражданского самолётостроения. Робкая попытка возрождения – проект Superjet 100 – столкнулась с блокадой поставок авионики американской компании Honeywell. Схожая ситуация наблюдается со среднемагистральным лайнером МС-21. Первоначально планировалось использовать 38 процентов отечественных комплектующих, но санкции вынудили поднять планку до 92 процентов к 2022 году. История МС-21 доказывает, что подобный подход должен быть во всех отраслях промышленности, если Россия хочет стать действительно независимой.

– В советское время у нас было 15 тысяч летательных аппаратов, 1400 аэродромов, система подготовки собственных кадров. Но потом Егор Гайдар «договорился с “Боингом”». Мол, они нас всем обеспечат. И теперь почти весь пассажирооборот выполняется западными лайнерами. Самолёты, запчасти, тренажёры мы покупаем за валюту, а билеты продаём за рубли, – посетовал в беседе с «Октагоном» бывший замминистра гражданской авиации, председатель комиссии по гражданской авиации общественного совета Ространснадзора Олег Смирнов.

Гражданское авиастроение находится на стыке с военными делами. Не зря в новый пакет американских санкций, подготавливаемый администрацией Дональда Трампа, попадёт как корпорация «Иркут», производящая МС-21, а также другие предприятия ядерной и космической отраслей, так и подразделения Минобороны РФ. Впрочем, Россия начала готовиться к импортозамещению в оборонной сфере загодя. В 2019 году Владимир Путин устроил военным разнос за ошибки, среди которых наличие фирм-однодневок в схеме выполнения работ.

Яркий пример вынужденного ускорения импортозамещения из-за вводимых против России санкций: при производстве МС-21 изначально планировалось использовать 38 процентов российских запчастей, но теперь придётся поднять планку до 92 процентов к 2022 году.Яркий пример вынужденного ускорения импортозамещения из-за вводимых против России санкций: при производстве МС-21 изначально планировалось использовать 38 процентов российских запчастей, но теперь придётся поднять планку до 92 процентов к 2022 году.Фото: пресс-служба корпорации «Иркут»/ТАСС

Итогом критики стала полная ликвидация слабых мест по самому чувствительному направлению в оборонной промышленности, связанному с Украиной. Об этом в сентябре доложил вице-премьер Юрий Борисов. Российские НПО «Сатурн» и «ОДК-Климов» наладили выпуск вертолётных двигателей и турбинных установок и редукторов для корветов и фрегатов ВМФ РФ, оставив украинскую компанию «Мотор Сич» без заказов. Это же касается и украинской электроники.

Буровые, станки и турбины

Самое слабое место промышленности – станкостроение. Зависимость от поставок станков из-за рубежа достигает 90 процентов. По данным Росстата, в октябре в России было выпущено 494 металлорежущих станка. В реальности же нет никакой гарантии, что речь шла об их полноценном производства, а не о сборке из иностранных комплектующих. Наличие серьёзных проблем в станкостроении прямо признаётся в стратегии развития направления до 2035 года, утверждённой в ноябре премьер-министром Михаилом Мишустиным.

Без собственного станкостроения попытки политического оппонирования Западу – это бунт на коленях, говорят в отрасли.

Современные станки с ЧПУ подключены к сети, имеют блок GPS и в случае несогласованной эксплуатации (санкции, война) блокируются дистанционно производителем. То же касается любого другого западного оборудования для критически значимой инфраструктуры. Скептики смогли убедиться в этом, когда австрийская компания LMF через спутник принудительно отключила своё оборудование, купленное «Газпромом».

Энергетическое и нефтегазовое машиностроение чувствует себя получше, рассказал «Октагону» промышленный эксперт Леонид Хазанов. Связано это с тем, что ряд энергомашиностроительных предприятий входит в крупные холдинги, заинтересованные в их развитии: «Силовые машины», «Атомэнергомаш», «Ротек», «РЭП Холдинг». Благодаря их финансовым ресурсам компании смогли удержаться на плаву, сохранить позиции на российском рынке и развивать продажи на экспорт, даже несмотря на возникающие из-за санкций проблемы.

– Например, «Силовые машины» могут выйти из совместного предприятия с Siemens, так как санкционный режим против «Силовых машин» затруднил его работу. В результате «Силовые машины» в одиночку создают газовую турбину большой мощности. Напротив, у американской General Electric и «Интер РАО» есть завод по их сборке, и они намерены довести локализацию производства до 100 процентов. Поэтому в долгосрочной перспективе между ними развернётся жёсткая борьба за заказы на газовые турбины большой мощности, – прогнозирует эксперт.

Русская «цифра» в каждый дом

В IT-сфере импортозамещение тоже идёт со скрипом. Госдума приняла закон о переносе обязательной предустановки на гаджеты российского программного обеспечения (ПО) на апрель 2021 года – игроки рынка, как и многие потребители, не могут смириться с подобным выкручиванием рук со стороны государства. Зато стал известен примерный перечень такого ПО: приложения «Яндекса» и Mail.ru Group, «Мой офис», антивирус Kaspersky, «Госуслуги», платёжная система «Мир» и другие.

Протекционизм коснётся и «железа».

Правительство установило минимальный размер госзакупок отечественных компьютеров, в том числе весом менее 10 килограммов (планшетов, ноутбуков и так далее), на уровне 50 процентов с 2021 года, 60 процентов – с 2022-го и 70 процентов – с 2023 года.

Но пока переход на отечественное оборудование идёт трудно. В Российском союзе промышленников и предпринимателей считают нереалистичным внедрение отечественного софта на объектах критической информационной инфраструктуры с 2024 года, а оборудования – с 2025 года. Отставание реальности от планов по обеим позициям составляет три года.

Особая история с технологиями 5G. Долгие споры привели к тому, что было принято окончательное решение о разворачивании российской 5G-инфраструктуры исключительно на отечественном оборудовании. Его пока нет, но наверху посчитали, что лучше подождать с новинкой, чем запустить в свой технологический дом чужих. Разработать оборудование поручили «Ростеху», который сейчас создаёт суперхолдинг по электронике. Результат ожидается к 2023 году.

©octagon.media, 2020

– Недавний инцидент с утечкой информации о больных COVID-19 в Москве случился как раз из-за того, что для передачи документов использовалась широкая общественная платформа (Google Docs), – напомнил «Октагону» IT-эксперт, разработчик сайта Kremlin.ru Артём Геллер. – Если бы была отечественная закрытая платформа, этого можно было избежать. Но ещё несколько лет назад готовых продуктов, которыми можно было заместить иностранное ПО, почти не было. Теперь многие продукты появились. Это новый этап.

Кадры решают всё

Одной из самых неожиданных сфер, потребовавших импортозамещения, оказался рынок труда. Причина – пандемия. Миллионы мигрантов, ранее трудившихся в России на низкоквалифицированных позициях, вынуждены были остаться дома, что обнажило проблему нехватки рабочих рук. Если в материальном производстве менять необходимо «железо», то тут речь идёт о живых людях. Правительственные программы импортозамещения в этой части никаких мер не предусматривали.

Одной из самых неожиданных сфер, потребовавших импортозамещения, оказался рынок труда.Одной из самых неожиданных сфер, потребовавших импортозамещения, оказался рынок труда.Фото: Александр Кряжев/РИА Новости

Дефицит легальных гастарбайтеров в целом по стране оценивается в полмиллиона человек. «В столице на 40 процентов меньше мигрантов. На носу уборка снега. Не все россияне готовы браться за лом и лопату», – жаловался недавно Сергей Собянин. Решить проблему пытаются деньгами. В Москве вместо 30 тыс. рублей дворнику предлагают уже 40 тыс., но людей всё равно нет. Проблемы по всей линейке низкоквалифицированного персонала: разнорабочих, грузчиков, сезонников, упаковщиц, уборщиков, утверждают близкие к проблеме источники.

По мнению доцента кафедры экономики труда СПбГЭУ Андрея Песоцкого, в ближайшее время многие местные жители потеряют работу и будут готовы взяться за труд, который раньше полагался приезжим, притом что самих приезжих будет ещё меньше. Это станет поводом пересмотреть миграционную политику в сторону ужесточения и переориентироваться на местных тружеников.

«Закрытие границ для “гостей из Средней Азии” должно способствовать росту зарплат в тех сферах, где традиционно преобладали мигранты. Преобладали в том числе по психологическим причинам. А, например, в Белоруссии работают на стройках или водят такси граждане РБ – местные, а не приезжие. То же самое возможно и у нас».

Андрей Песоцкий | доцент кафедры экономики труда СПбГЭУАндрей Песоцкий
доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Другой вопрос, добавляет он, что существовавший десятилетиями тренд на массовое привлечение трудовых мигрантов настолько сильный, и он увязан даже с демографической политикой России, что, возможно, даже кризис вследствие коронавируса не сможет его поломать.

Что касается высококвалифицированных иностранных кадров, «импортозамещение» которых, видимо, невозможно, то им предлагают дать послабления. В частности, Торгово-промышленная палата просит Правительство разрешить этой категории специалистов приезжать в Россию вместе с семьями, а также предлагает отменить обязательное согласование въезда иностранных работников при каждом последующем их вызове. Достаточно будет однократного согласования при первом приезде.

Между Западом и Востоком

Осознав, что технологическая зависимость от Запада может оказаться пагубной для страны, Россия рискует оказаться в зависимости от противоположного центра экономической мощи – Китая. В декабре Пекин инициировал разработку технико-экономического обоснования по Соглашению о зоне свободной торговли между странами ЕАЭС и КНР. В отличие от действующего в настоящее время соглашения, направленного лишь на повышение транспарентности торговых операций, новое предусматривает снижение пошлин. Нужен ли России, пусть и в составе ЕАЭС, свободный общий рынок с экономическим колоссом на Востоке?

В пандемию Китай был одной из немногих стран, показавших рост.

А значит, именно для КНР, а не для России или стран ЕАЭС, сейчас самое благоприятное время расширять своё влияние, предлагать создание зон свободной торговли, аргументируя это перспективами роста.

Однако Пекин, как известно, ориентирован на захват рынков – и это прямая угроза российским производителям.

По мнению гендиректора Института ЕАЭС Владимира Лепехина, Россия обросла таким количеством внешних зависимостей, что является объектом манипуляций зарубежных производителей.

– Если переориентировать импорт с Запада на Восток, зависимость от внешних рынков от этого не уменьшится. Это просто выбор не самого худшего варианта зависимости, поскольку есть западные санкции. Это лишь даёт иллюзию многовекторности. Но где гарантия, что Запад и Восток не будут однажды проводить скоординированную политику? Поскольку пространство теперь транснационально, можно, торгуя с Китаем, торговать всё с теми же западными компаниями. Всё-таки основа экономического развития – собственное производство. Его и нужно развивать, – уверен эксперт.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю